16 Июля 2018, Понедельник
A+ R A-

Образ света в «Сокровенном сказании монголов» и в Библии

Оцените материал
(40 голосов)

А.И. Тугутов

 

Образ света в «Сокровенном сказании монголов» и в Библии

 

Рассмотрим легенду о непорочном зачатии Алан-гуа из «Сокровенного сказании монголов» («Монголын нууц товчоо» - «МНТ») в ряду близких мифов. В этом монгольском сюжете подчеркивается животворящая роль света: «Каждую ночь через дымовое отверстие, испуская свет, спускался в юрту светло-рыжий (можно переводить и «светло-желтый» - А.Т.) человек. Он гладил мой живот, и свет его проникал в мое чрево».

В уйгурской легенде, приводимой в  «Тарих-Джахангушай» Джувейни, также фигурирует свет: «Между… двумя деревьями была возвышенность, и свет падал на нее с неба. И день за днем эта возвышенность становилась все больше и больше… И каждую ночь сиял свет на расстоянии тридцати шагов от этой возвышенности до тех пор пока, подобно тому как беременная женщина разрешается от бремени, открывается дверь, и внутри оказываются пять отдельных юртообразных ячеек, в каждой из которых сидел мальчик» (Iuvaini, р. 55-57; Бира, с. 11). Чаще всего подобный  мотив ассоциируется с культом света в духе зороастрийско-манихейских традиций: уйгуры «обычно связывали происхождение своих ханов со светом, именно в соответствии с основной манихейской концепцией» (Бира, 10-11).

С примерами рождения от света встречаемся также в Библии. Самый известный из них – это непорочное зачатье Богоматери Марии: «И сказал ей ангел: не бойся, Мария, ибо ты обрела благодать от Бога. И вот ты зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь ему имя. Иисус…

Мария же сказала Ангелу: как будет это, когда я мужа не знаю?

Ангел сказал ей в ответ: «Дух святой найдет на Тебя, и Сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божьим» («Новый Завет», Евангелие от Луки, Гл. 1, 30, 34, 35).

Понятие, сходное с «Благодатью от Бога», также присутствует в «Сокровенном сказании». Оно передается в выражении «Тэенгерийн заяа» - небесная судьба, небесное ниспослание, дарование. Относится оно не к Алан-Гуа и ее детям, а их дальнему потомку – Тэмуужину – Чингисхану. Вечное Небо проявляет свою благосклонность к нему, как своему избраннику, непорочным зачатьем Алан-Гуа, помощью в трудные минуты его жизни и чудесными откровениями. Миф о рождении от света не мог быть непосредственно увязанным с Чингисханом, поскольку «Сокровенное сказание» было закончено в 1240 г., через десять с небольшим лет после кончины его главного героя – Чингисхана. Иначе говоря, возможность мифологизации ограничивались как жанром, так и короткой исторической дистанцией.

Дух Святой символизируется в новом Завете либо в виде голубя («увидел Иоанн разверзающиеся небеса и Духа, как голубя сходящего на него» (Евангелие от Марка, гл. 1,10), либо света «И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному из них на каждом из них (т.е. на 12 апостолов – А.Т.). И исполнились все Духа Святого и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещать». («Новый Завет», Деяния святых апостолов, гл. 2, 2-4). Образ голубя также связан с  идеей света, поскольку, начиная с эпохи бронзы «мужское божество солнце или небо олицетворялось птицей».

В «Сокровенном сказании» фигурирует образ другой птицы – сокола, которого видит в своем вещем сне Дай-сэцэн: «Подлетает ко мне белый сокол, зажав в когтях солнце и луну». Дай-сэцэн подчеркивает: «Белого цвета он был». Учитывая, что сокол, как и орел, является солярным символом (Купер, с. 310, 228), можно констатировать дублирование: символ солярного божества держит в когтях дневное и ночное светила, а двукратное указание на белый цвет птицы еще более усиливает семантику образа. Эти указания, возможно, понадобились из-за его многозначности. Во-первых, сокол является родовым символом хиадцев, к каковым относятся Тэмуджин и его отец Есугэй-батор (к которому обращен рассказ Дай-сэцэна о своем сне). Во-вторых, сокол выступает как символ власти, недаром он держит в когтях солнце и луну, то есть все мироздание. Иначе говоря, это символ империи Чингисхана, подобно тому, как орел в римской традиции олицетворял императора и победу (Купер, с. 231). Характерно, что Бодончар – священный прапредок Чингисхана, рожденный от света, в уединении ловит уток и гусей при помощи прирученного ястреба. Эта птица может заменять орла в качестве солярного символа и, более того, в иранской мифологии в качестве символа света является атрибутом Ормузда (Ахура Мазды), а в митраизме предстает атрибутом Митры как бога солнца (Купер, с. 398).

 

Здесь очевидна семантическая преемственность между образами ястреба Бодон-чара и белого Есугэя – Чингисхана. В том и другом случаях это символизирует свет, небесное благоволение и покровительство, при этом птицы как бы являются посредниками между небесной и земной сферами.

Свет является одним из главных образов «Нового Завета»: «В нем (Боге – А.Т.) была жизнь, и жизнь была свет человеком. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» («Новый Завет», Евангелие от Иоанна, гл. 1, с. 4-5) … если кто не родится от воды и Духа, не может войти в царство Божие… Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы («Новый Завет», Евангелие от Иоанна, гл. 3, 3-5,19). Очевидно, свет – это высшая субстанция, связывающая человека с Богом, но поскольку «люди … возлюбили тьму», свет дается избранным из них: Богородице, сыну Божьему и апостолам. Он означает рождение свыше, которого может достичь каждый, кто верует.

Таким образом, и в «Новом Завете», и в «Сокровенном сказании» свет символизирует божественное благоволение, но с той разницей, что в первом из них оно указывает на духовное избранничество, а во втором – на право на земную власть.

Для апостолов «как бы огненные языки», упавшие на каждого из них, это «крещение Духом святым», что означало новое рождение «свыше». В «Сокровенном сказании» Тэмуджин – Чингисхан тоже как бы дважды рожден: как Тэмуджин от реальной,  живой матери Оэлун-эх, как Чингисхан – от мифической Алан-гуа. Только второе, «небесной судьбой» рождение – ретроспективно, отнесено назад, вглубь времен, которое надо было рассматривать именно как мифологическое время, несмотря на конкретность перечисленных поколений.

«Сокровенное сказание» напоминает «Ветхий Завет» значением в их содержании легендарных генеалогий, которое хоть и сохранены в «Новом Завете», но не играют уже прежней роли. «Новый Завет» начинает новый отсчет времени, по которому живет современная цивилизация – от рождения Христова, от периода, когда по-новому актуализировалось понятие света. В системе ценностей «Ветхого Завета» и «Сокровенного сказания» свет означает избранность на лице Моисея), и он актуализирован в прошлом, как божественная данность, и не зависит от человеческих усилий. «Новый Завет» главные надежды возлагает именно на личные усилия людей, и свет может распространяться.

«Новый Завет» - книга сакральная, несмотря на отдельные исторические фрагменты, а «Сокровенное сказание» - повествование историческое, несмотря на сакрализацию образа Чингисхана, связанную с мотивом «Небесной судьбы». У образа света в «Новом Завете» и «Сокровенном сказании» общий источник – солярный культ. В «Сокровенном сказании» и «Ветхом Завете» он наполнился идеей небесной благодати и избранности для власти, в «Новом Завете» - он трансформировался в идею духовного света, духовного избранничества и подвижничества, хотя, видимо, представления «Ветхого Завета» в какой-то мере сохранялись.

Мы не первые, кто обнаружил сходство между сюжетами о непорочном зачатии девы Марии и Алан-гуа. Монгольский историк Абу-л Фазл (1551-1692) в своей книге «Акбар-намэ» сравнивал эти легенды: «если вы слышите рассказ о Марии, то поверьте тому же и об Алан-гуа» («The Akbar name», р.182, Русский перевод: Бира, с. 19).

При этом историк вслед за «Сокровенным сказанием» или каким-то другим ранним источником также связывал со светом происхождение чингизида Акбар-хана, при котором монгольская династия в Индии достигла наибольшего могущества. Известно, что веротерпимый «император Акбар интересовался религиями», среди них и зороастризмом и даровал всем свободу вероисповедания» (Бойс, с.214.206).

Представленный выше материал наталкивает на сравнения религиозных представлений монголов и, шире, центрально-азиатских народов с некоторыми мотивами индоарийской и христианской религиозных мифологий. Но это слишком грандиозная тема, чтобы обсуждать ее в ограниченных объемах данного материала.

К этой проблеме можно подойти и с другой – психологической стороны. Образ «идеей энергии» и считает его «изначальным образом, который дремал  в коллективном бессознательном. В ходе истории этот образ получил развитие во все новых и новых вариациях. В «Ветхом Завете» магическая сила светится в пылающем терновом кусте и в лице Моисея; в Евангелиях она появляется в излияниях Святого Духа в форме исходящих с неба огненных языков. У Гераклида она выступает как мировая энергия, как «вечно живущий огонь»; у персов она – огненный блеск «хаомы», божественной благодати; у стоиков она – первотеплота. В средневековой легенде она выступает как аура, ореол святости…» (Юнг, с. 108-109). Сюда же восходит понятие души: по древним поверьям, сама душа есть эта сила» (Юнг, с. 109).

Все вышесказанное показывает, что  образ света в «Сокровенном сказании» и в Библии – достаточно многозначен, чтобы ограничиться какой-то одной его трактовкой как в плане семантики, так и в плане генезиса, исторического и культурно-религиозного контекста и взаимосвязей.

Литература:

1. Бойс М. Зороастрийцы. Верования и обычаи. = СПб. – 1994

2. Бира Ш. «Сокровенное сказание монголов» - великий исторический и письменный памятник. – Улаанбаатар, 1990

3. Ролан А. Миф и символ. – М., 1993

4. Купер Дж. Энциклопедия символов. – 3-е изд., перераб. – СПб, 1994

5. Юнг К.Г. Психология бессознательного. – М., 1996

6.  Монголын нууц товчоо. Галиглаж хэвлуулсэн  Т. Дашцэдэн. Улаанбаатар, 1985

7. Ata-Malik Juvaini. The History of the World-Conqueror. Transl. by Jhon F. Boyl, vol. I, Manchester Univ.press, 1958

8. The Akbar name of Abul-L-Fazl. Beverige, vd. I, Delhi, 1972

Литература:

Традиционный фольклор в полиэтнических странах. Материалы II Международного научного симпозиума «Байкальские встречи». – Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ВСГАКИ, 1998. С. 281-284.

Последнее изменение Воскресенье, 14 Июня 2015 10:46
Administrator

Надеюсь вам понравился наш сайт и вы заглянете сюда не раз и приведете своих друзей. А мы постараемся к следующему вашему визиту подготовить новые интересные материалы и фото и новости и полезную информацию.

Другие материалы в этой категории: « Обоо тахил Пять цветных, четыре чужих »

Оставить комментарий

Make sure you enter the (*) required information where indicated.
Basic HTML code is allowed.

топ