16 Июля 2018, Понедельник
A+ R A-

Круговой хороводный танец в Европе и Азии

Оцените материал
(48 голосов)
Еохор Еохор

Круговой хороводный танец в Европе и Азии

 

Некоторые народы Сибири (буряты, эвенки, эвены и долганы) издревле и по сей день танцуют круговой хороводный танец «еохор». Самая примечательная особенность этих танцев заключается в том, что все указанные народы «еохор» танцевали, как правило, вокруг шеста, столба, дерева, костра, и даже вокруг горы. Так, например, буряты на протяжении шести суток танцевали «еохор» вокруг священной горы Ёрд, расположенной на западном берегу озера Байкал.

Еохор – очень древний обрядовых танец. Долганы, например, свои многодневные круговые хороводы «хэйро» начинали в связи с празднованием первого весеннего восхода солнца после длительной полярной ночи. У эвенков и эвенов этот танец был тесно связан с обрядностью культа плодородия и наступлением весны. У бурят «еохор» явился важнейшей и неотъемлемой частью ежегодного весеннего жертвоприношения, посвященного Великой богине  Матери-Земле («Газар-уhанай тайлган»). Якуты устраивали многосуточный хоровод «оhоукай» в дни весеннего кумынского праздника «ысыах», посвященного культу неба, земли и плодородия. По словам И.Я. Худякова, якутский «ысыах» явился праздником Нового года, который у них начинается в мае месяце».

В настоящее время «еохор» бытует только у некоторых отдельных племен и народностей алтайской языковой общности, локализуясь, главным образом, в центральной и северных частях Сибири, от Байкала до берегов Северного ледовитого океана и полуострова Таймыр, а во всех остальных частях обширнейшего азиатского континента он не известен. Это однако не означает, что в более ранние времена его так не танцевали. Так, в замечательном памятнике древнемонгольской культуры «Сокровенное сказание монголов» («Монголын нууц товчоо»), написанном в 1240 г., в параграфе 57 говорится, что монголы-тайчжиуты, посадив на монгольский престол Хутулу хагана,  всю ночь танцевали вокруг священного шаманского «развесистого дерева» («саглагар мод»), и до того доплясались, что выбоины образовались по бедро, а кучи пыли – по колено». По словам известного монгольского ученого, академика Б. Ринчена, тайчжиуты тогда танцевали именно танец «еохор», который и сегодня продолжают танцевать западные буряты.

Указанные области Сибири и Северной Монголии составляют лишь один из локальных регионов бытования кругового танца вокруг шеста находится в Юго-Восточной Азии. Здесь, в юго-западном Китае, на границе с Восточным Тибетом, Бирмой, Лаосом и Вьетнамом, на территории современной китайской провинции Юньнань проживает целый ряд некитайских народностей группы мяо-яо. Исторически эти народности сложились задолго до нашей эры в результате смешения и взаимной ассимиляции аборигенных тибето-бирманских племен с пришлыми из далекого запада индоиранскими и индоевропейскими кочевыми скотоводческими племенами. Китайцы их называли «ди».

Придя в этот труднодоступный высокогорный район в верховьях реки Янцзы, эти воинственные кочевники подчинили своей власти местные, оседло-земледельческие тибето-бирманские племена, создали вокруг озера Дали государство Диен (Дянь), осели здесь и сформировали новую, совершенно не характерную для данного региона культуру всаднического комплекса. Время возникновения этой культуры (VII-III в.в. до н.э.) совпадает с известным  историческим периодом особой активности в обширнейших степных и лесостепных просторах Евразии воинов-всадников индоиранского и индоевропейского происхождения. Эта героическая эпоха вошла в историю как эпоха скифо-сибирского этнокультурного единства.

Для темы нашего сообщения указанная легендарная страна независимых «лоло» представляет особый интерес в том отношении, что именно у этих воинственных иранцев бытовала устойчивая традиция хороводного танца вокруг воткнутого в землю ритуального шеста.

Говоря об обычаях молодежи диского племени лун-цзя, известный русский путешественник и ученый Г.Е. Грум-Гржимайло пишет: «Весной лун-цзя вбивали на ровной площадке кол, называвшийся «чертовым шестом» («гуй-гань»), и, взявшись за руки, плясали вокруг; наплясавшись же, разбегались парами». Точно такие же танцы бытовали и у многих диских племен, таких, как бо-ма, хэй-лоло, бай-лоло, е-лан, го-ло и других. Танцы эти были глубоко традиционными и сезонными – они начинались ежегодно весной в пору возрождения природы и продолжались до начала летнего цикла скотоводческих и земледельческих работ. Назывались же эти танцы «танцами под луной», что, вероятно, указывает на их связь с лунарным культом.

Все указанные диские племена юго-западного Китая, как и родственные им дили и динлины в Центральной Азии, Сибири, и частично, по-видимому, в Прибайкалье, по своему антропологическому типу были европеоидами, резко отличавшимися от монголоидных аборигенов. И совершенно не случайно поэтому, что мы сейчас обнаруживаем аналогичные танцы вокруг шеста или дерева далеко на западе почти у всех народов Центральной и Восточной Европы. Это – русский «хоровод», чешский chorovod, польский korovod, украинский коровод, белорусский карагод, венгерский kortaж, болгарский хоро, молдавский хорэ, македонский оро и т.д. Первого мая в день языческого праздника весны и возрождения природы в разных странах Европы на центральных площадях городов и селений водружали зеленое дерево, шест или столб. Их украшали лентами, блестками и мишурой, и молодежь, взявшись за руки, водила вокруг него хоровод. Название этого дерева (шеста, столба) – «май» восходит к имени древнеримской богини земли Майи, от которой и месяц май получил свое название. «Таким образом, здесь в Центральной и Восточной Европе мы обнаруживаем третий локальный регион широкого распространения кругового танца вокруг ритуального «майского» дерева. Весьма симптоматична и столь особая популярность богини Майи в Европе. Она свидетельствует о том, что круговой танец был занесен в Европу вместе с культом этой богини из Древнего Рима.

И, наконец, существует четвертый, последний регион древнейшего бытования исследуемого танца – Ближний Восток. Круговые хороводные танцы издревле были весьма популярными в Закавказье, Иране, Ближнем Востоке и Островном Средиземноморье. Во многих странах этого обширного региона они исполняются и сегодня. Таковыми являются азербайджанский «халай», грузинский «хору-ми», и «лилео» и др.

Близкий к грузинскому «хоруми» хороводный танец «пиррихий» танцевали в древности обитатели острова Крит.  Этот танец в свое время очень подробно и красочно был описан древнегреческим философом Платоном (427-347). «Хоруми», как и «пиррихий» являются сугубо мужскими военными танцами, и на о. Крит, вероятнее всего, они попали из Малой Азии и Закавказья. В качестве доказательства данного предположения можно представить нижеследующие материалы из археологических раскопок того же региона.

1. Расписной керамический сосуд пифос из древнего городища Самадло (Восточная Грузия), на котором наряду с военными сценами изображен мужской хороводный танец. Керамика из Самадло датируется тем же периодом, что и указанные грузинский и критский танцы, т.е. V-IV в.в. до н.э. К тому  же следует заметить, что указанная керамика и ее роспись носят явные следы восточно-анатолийского (малоазийского) стиля. Что же касается непременного атрибута круговых танцев типа еохор – символа мифического Мирового дерева, то его здесь, по нашему мнению, представляет сам ритуальный сосуд пифос, наполненный жертвенным напитком богов – виноградным вином.

2. Глиняная скульптурная группа из о. Крит, изображающая трех  женщин, танцующих ритуальный круговой танец вокруг культового дерева. Эта уникальная  скульптура датируется 1000 г. до н.э., а дерево в центре ее явилось атрибутом и олицетворением западно-семитской богини любви и плодородия Ашеры, культ которой существовал на Ближнем Востоке во II тыс. до н.э.

3. Имеется. Наконец, еще один интереснейший «документ», свидетельствующий о бытовании кругового танца указанного типа в еще более глубокой древности. На осколке большого керамического сосуда, найденного в многослойном поселении Сиалк (V-I тыс. до н.э.) в окрестностях г. Кашана (Иран), был обнаружен рисунок, изображающий группу женщин, взявшихся за руки и танцующих круговой танец. Изображенные между ног плясуний фигурки водоплавающих птиц и стилизованных растений, а также наличие на других сосудах из того же поселения «дождевого» арнамента и «дождевых червей» наводит на мысль, что и эти женщины из древнейшего земледельческо-скотоводческого поселения водили аналогичные вышеуказанные обрядовые хороводы, посвященные своим верховным небесным божествам, ниспосылающим благодатную «небесную воду» и своей Великой богине Матери-Земле, рождающей все сущее на земле.  Именно таковыми были в сущности все круговые танцы, о которых мы говорили выше, в том числе и бурятский танец еохор. Отсюда следует чрезвычайно важный, на мой взгляд, вывод о том, что во всех указанных четырех регионах однотипные круговые танцы возникали не конвергентно, а распространялись все они из одного центра. Таким  центром явились Ближний Восток и Иран, где раньше, чем где либо, возникло земледелие, доместикация домашнего скота. Уже в V-III тыс. до н.э. здесь достигли своего расцвета энеолитические оседло-земледельческие культуры. Одной из наиболее ярких черт такого расцвета является широкое распространение в этом регионе «крашеной» керамики с расписным орнаментом и другими полихромными рисунками. На обломках таких сосудов мы и находим сейчас изображения женщин, испрашивающих своими магическими танцами и возлияниями небесную влагу – дождь, столь необходимый для произрастания посеянных в плодородную землю этого благодатного края зерен злаковых культур и сочных трав для их одомашненных травоядных животных.

Круговые танцы указанных регионов Евразии очень близки между собой по всем параметрам. Везде, где эти танцы были распространены, они являлись составной частью традиционных обрядовых действ и ритуальных возлияний с целью ублажения божеств и духов, от которых зависело благоденствие людей. Подавляющее большинство таких обрядов, начиная уже с неолитических времен, приходилось на весну, когда луга и пашни самых ранних земледельцев и скотоводов начинали покрываться зеленью. Им, естественно, хотелось, чтобы те драгоценные семена, которые они посеяли, скорее взошли и выросли. Для этого требовалось магическое воздействие на рост растений  при помощи ритуального танца и заклинаний. Поэтому-то древние предки современных армян во время своих круговых хороводных танцев бесконечное множество раз повторяли одно и то же слово «вэр-вэр, вэр-вэр…», что означало «верх-верх, верх-верх…». Точно также и современные буряты, танцуя свой еохор до сих пор после каждого двух – четырехстишия (куплет) многократно повторяют один и тот же припев, состоящий также из одного единственного слова: «еохор, еохор, еохор…», что на языке древних тюрков означало «верх, верх, верх…».

Следующая особенность рассматриваемых танцев – обязательность замкнутого круга. В противном случае, по воззрениям бурят и других народов Сибири, в круг могут войти нечистые силы и всем навредить. Такой дуалистический антагонизм был свойствен для ранних форм религий многих народов. С другой стороны, образование замкнутого круга и его движение справа-налево, то есть по направлению  движения солнца, указывают на тесную связь кругового танца с солярным культом.

И, наконец, одним из самых характерных атрибутов круговых танцев рассматриваемого типа являются шест, столб, дерево, костер и гора, которые символизировали мифическое Мировое дерево или Мировую гору. И этот, едва ли не главный атрибут круговых танцев у народов Сибири, как выясняется, широко использовался в обрядовой практике, в том числе в круговых танцах многих древних и древнейших народов Евразии, что указывает наряду с некоторыми другими данными на изначальную генетическую общность всех этих культур. То есть, мы полагаем, что весь обрядовый комплекс культа неба, земли и плодородия, а также и обслуживающий его круговой танец распространялись по всей Евразии, из одного единого древнейшего культурного центра. Откуда, куда, когда и по каким миграционным путям они распространялись? Для того, чтобы ответить на эти вопросы, нам придется еще раз сгруппировать вышеуказанные локальные регионы бытования круговых танцев и при этом получаем два больших региона – восточный, включающий в себя Сибирь, северную Монголию, и западный, включающий Иран, Ближний Восток и Европу. Из указанных двух больших регионов древнейшие следы бытования рассматриваемого танца мы находим на территории Ближнего Востока, точнее – Ирана, а это дает нам основание предполагать, что указанные культурные импульсы шли с запада на восток. Такое массовое переселение древних кочевых скотоводческих племен из районов Среднего Востока в Центральную Азию и Южную Сибирь действительно имело место в эпоху финальной бронзы (конец II – начало I тыс. до н.э.). По словам известного московского археолога Н.Л. Членовой, во второй половине II – начале I тыс. до н.э. на огромной территории евразийского степного пояса от Тихого океана до Центральной Европы существовала громадная культурно-историческая общность родственных культур. Основным исходным центром, откуда эти культуры распространялись по всей Евразии, был Иран и Хорезм. Именно отсюда исходило движение на восток, где достигло Тихого океана и на запад – где достигло Центральной Европы. В свою очередь, рассматриваемые элементы культуры Ирана конца III – начала II тыс. до н.э., связываются с более ранними культурами Ближнего Востока, Месопотамии, Малой Азии и Эгейского культурного мира.

 

 

Литература: Д.С. Дугаров

 

Традиционный фольклор в полиэтнических странах. Материалы II Международного симпозиума «Байкальские встречи». – Улан-Удэ: Издательско-полиграфический комплекс ВСГАКИ, 1998. С. 103-107.

Administrator

Надеюсь вам понравился наш сайт и вы заглянете сюда не раз и приведете своих друзей. А мы постараемся к следующему вашему визиту подготовить новые интересные материалы и фото и новости и полезную информацию.

Другие материалы в этой категории: « Гэсэр Хоомей »

Оставить комментарий

Make sure you enter the (*) required information where indicated.
Basic HTML code is allowed.

топ